Аннотация. В данной статье рассматривается значение трасологического метода в археологии эпохи энеолита Казахстана.

В настоящее время накоплен богатейший археологический материал, отражающий древнюю историю Казахстана. Одно из крупных достижений отечественной археологии – открытие и начало научного и всестороннего изучения памятников эпохи энеолита Казахстана.

Энеолит является эпохой первого освоения металлов. Он знаменует начало перехода от техники каменного века к металлургии. В энеолите начинается использование меди, золота, свинца [1, с.7].

На территории Казахстана в эту эпоху зарождается скотоводство. Самыми древними видами скота, кости которых найдены на энеолитических стоянках в Приишимье и в Тургае, были овца, коза, лошадь и корова. Интересно, что на стоянке Дермен тоже найдены кости лошади, крупного рогатого скота и сайги. Однако, по тем немногочисленным остаткам, которые имеются в распоряжении исследователей, невозможно установить, принадлежали ли эти кости одомашненным или диким животным [1, с.57].

Среди памятников эпохи энеолита Казахстана особое место занимают памятники выделенной В.Ф. Зайбертом ботайской культуры. Памятники ботайской культуры важный археологический источник по эпохе раннего металла, дающий новый материал в изучении проблем становления и развития производящих форм хозяйства.

Развитое многоотраслевое животноводство племен эпохи энеолита обеспечивало достаточную сырьевую базу для косторезного производства. Это в достаточной мере подтверждают материалы поселения Ботай, характерной чертой которого является высокая степень производственной утилизации остеологического сырья [2, с.12-25].

Ботайская культура свое название получила по наиболее характерному для нее поселению у разъезда Ботай, Акмолинской области, которое датируется III-II тыс. до н.э. В целом, открыто более 20 поселений, соотносимых к ботайской культуре. Поселения обычно располагались на берегах небольших степных рек: Тургай, Тобол, Убаган, Чаглинка, Иманбулак. Эталонным и наиболее информативным среди них считается поселение Ботай. Это поселение, предположительно, просуществовало до XIV-ХII вв. до н.э. Во время раскопок найдены следы от 158 жилищ. В процессе исследований выяснилось, что это были постройки последнего периода существования поселения.

Остатки жилищ более ранних этапов уничтожены при строительстве построек последнего периода. Производственно-хозяйственные орудия изготовлялись из различных пород камня, глины, кости. Функциональные определения говорят о сложном хозяйственном укладе населения. К примеру, костяные элементы узды, застежки для пут — свидетельствуют о начале одомашнивания лошади. Каменные булавы, ножи, кинжалы, наконечники стрел, дротиков, копий связаны с охотой. Гарпуны указывают на рыболовную деятельность. [1, 101-112с.]

При строительстве жилищ использовались различные деревообрабатывающие инструменты: топоры, тесла, долота, стамески, струги, резцы, ножи, скобели. Наличие инструментов для обработки и шлифовки шкур, игл, проколов, шил, говорит о многоукладном характере хозяйства ботайцев. Умерших хоронили на территории поселения в старых жилищах, вокруг погребенных укладывали вдоль стен десятки лошадиных черепов. [1, с.17].

В одном из жилищ в стенной нише обнаружен мумифицированный глиной череп мужчины. Под порогом жилищ нередки захоронения собак, очевидно, ритуального характера. Обряды захоронения и некоторые ритуалы, с одной стороны, указывают на следы тотемизма, с другой — на поклонение духам предков. Памятники ботайской культуры по своим признакам близки памятникам степной зоны Южного Урала и хвалынской культуры Поволжья. На юго-востоке материалы ботайской культуры перекликаются с находками афанасьевской (Алтай) и устьнарымской (Восточный Казахстан) культур.

Однако, несмотря на общие черты, культуры сформировались не одновременно и находились на разных уровнях развития и взаимовлияния. Начало энеолита связано с появлением здесь новой формы хозяйства — подвижного скотоводства. Взаимодействие местного населения с соседними племенами со временем привело к появлению в Мангыстау новых культур кочевников бронзового века [2, с.115-117].

В эпоху энеолита на территории Казахстана господствует отщеповая техника изготовления заготовок для орудий. Орудия довольно крупные, небрежно изготовленные. Многочисленны бифациальные наконечники стрел, копья и дротики, бифациально обработанные ножи и другие орудия, эта группа изделий выполнена обычно очень тщательно. Интенсивно шло развитие косторезного искусства.

Большое количество заготовок костного сырья со следами резки, рубки, раскалывания в целом характеризует довольно высокий уровень косторезного ремесла. Произведенная разборка коллекции находок, изготовленных из костей животных, показала, что в косторезном производстве ценным сырьем являлись трубчатые кости животных, что обусловлено физическими свойствами и строением этих костей. Слой компактного вещества в этом виде сырья имел высокую разрешающую способность в косторезном деле, что позволяло изготавливать множество типов орудий, применявшихся практически во всех отраслях древнего хозяйства. Орудия из трубчатых костей конечностей принадлежали как мелким, так и крупным животным [3].

Орудийный набор из трубчатых костей составляли острия, используемые в кожевенном производстве – шилья, проколки. Из костей крупных животных чаще изготавливались шилья и развертки.

При характеристике коллекций находок из кости и плотного рога становится очевидной проблема относительно слабой изученности изделий из костных материалов. Анализ коллекции с поселения выявил распространение изделий и, в том числе, проколок из грифельных костей лошадей и других крупных животных. Естественная форма грифельных костей подходила для изготовления продолговатых заостренных предметов, к примеру, проколок. Из грифельных костей изготавливались и кочедыки, служившие для распутывания ремней. [4].

Таким образом, результаты трассологического анализа способствуют выделению и интерпретации закономерностей в расположении артефактов изучаемых памятников, получению информации, необходимой для реконструкции различного рода комплексов или построек, определению характера активности людей, обитавших на исследуемых территориях. Функциональный анализ не подменяет морфологический. Но вместе с тем, игнорирование результатов трассологических исследований и использование исключительно морфологических данных при характеристике археологических коллекций делает изучение материала односторонним и, следовательно, менее объективным. Разумное сочетание результатов морфологического и функционального анализов должно стать основой при составлении современных типолистов инструментария, способствовать упорядочиванию употребляемой археологами терминологии, росту взаимопонимания исследователей [4].

Основным источником для реконструкции технологии древнего косторезного дела является его продукт — археологические изделия и отходы от их обработки. Они сочетают в себе признаки основных структурных элементов древнего производства, к которым принято относить предмет, средства и процесс труда. Методика исследования должна охватывать изучение всех сторон косторезного дела древности. Изучение средств труда древнего косторезного производства опирались на анализ «следов, сохраняющихся на поверхности изделий от воздействия на них (обрабатывающих) орудий», традиционно для этого использовался утвердившийся в археологических исследованиях трасологический метод [4].

Трасологический метод в археологии «ставит своей целью изучение орудий труда с помощью микроскопа и определение их функций по следам износа, прослеживаемых на рабочих поверхностях древних инструментов» [5].

Устойчивым показателем разработки проблематики эпохи энеолита в современной археологии является в первую очередь внимание к изучению развития хозяйственной и производственной деятельности.

Немало важно, что на сегодняшний день введены в научный оборот данные трасологического изучение происходящих с поселения серий каменных изделий, костяных и глиняных орудий труда.

Данные многих точных наук, в том числе трасологии дают нам в полный мере опереться на полученные анализы. [6].

Однако на исследованиях сильно сказывается нестабильность их финансирования.

Таким образом, современные представления об энеолитической культуре Северного Казахстана, несмотря на открытие первых ее материалов в 1937-1945 гг., были сформированы в результате исследований 1980-х — начала 1990-х гг., проводенных В.Ф. Зайбертом, С.С.Калиевой, В.Н. Логвиным, В. К. Мерцем. Энеолит выделен в особую эпоху древнейшей истории Казахстана, которая получила многостороннюю характеристику. Важным достижением явилось доказательство существования в этот период на территории Северного Казахстана комплексного многоотраслевого хозяйства с доминирующим скотоводства. Период 1990-х — начала 2000-х гг. характеризуется спадом в изучении энеолитических памятников вышеуказанного региона, что, более всего, связано отсутствием должного внимания со стороны государства. [7].

Исследование стоянок, в том числе стратифицированных, позволит проследить процесс заселения древним человеком территории Казахстана и вкупе с данными с территории Средней Азии и Сибири поможет решить ряд важных аспектов развития древнего общества. Исследование энеолитических поселений имеет немаловажное значение для изучения процессов становления производящего хозяйства.

Список литературы:

1. Зайберт В.Ф. Ботайская культура. г.Алматы 2009г.

2. Зайберт В.Ф., Тюлебаев А.Ж., Задорожный А.В., Кулаков Ю.В. Тайны древней степи Исследования поселения Ботай в 2004-2006 гг.

3. Laura Longo and Natalia Skakun («Prehistoric Technology» 40 years later Functional studies and the Russian legacy

4. Семенов С.А. Первобытная техника. 1957 г.

5. Коробкова, Шелинский Методика микро и макроанализа древних орудий труда. Санк-Петербург 1996г

6. Герасимова. 1926-27гг Нижнеамурские сборы археологического материала Иркутск 2007г.

7. Усачук А.Н. Костяное орудие гончарства эпохи бронзы с уникальным изображением. Сборник, вып.7, 2007.

 

 

Нуршанов Азамат Абубакирулы,

Главный специалист отдела менеджмента музеев

и новых технологий РГП «Ғылым ордасы»