Отечественная наука сделала немало в области изучения научного и творческого наследия казахской интеллигенции 20-30-х годов XX столетия.

Свидетельством этого является выход в свет только за последнее десятилетие различных типов изданий их трудов – собрания сочинений, избранных трудов, тематических сборников, отдельных работ, а также литературы, посвященной их жизни и деятельности. Вместе с тем, следует сказать, что до сих пор одной из малоизученных проблем является их вклад в становление книгоиздательского дела в стране. На наш взгляд, такие вопросы, как «Н. Торекулов – руководитель Центрального издательства народов СССР (1924-1929 гг.)», «Издательская и редакторская деятельность Х. Досмухамедова», «М. Чокай: Туркестанская зарубежная печать», «Личные  библиотеки деятелей «Алаш» и др. ждут своих исследователей.

30-е годы – один из наиболее сложных и противоречивых периодов в истории нашей страны вообще, и в частности в истории книгоиздательского дела. С одной стороны, усиливались темпы развития книгоиздания, обновлялся книжный репертуар, увеличивались тиражи изданий, росла читательская аудитория, расширился круг авторов, появились многие ценные издания  научной, художественной, детской книги, вошедших в сокровищницу мировой науки и культуры. С другой стороны, из фонда библиотек изымались и уничтожались тысячи изданий, вышедших в свет в 20-е годы. Из истории общественной мысли вычеркивались имена многих видных государственных деятелей, выдающихся советских и зарубежных ученых, писателей, деятелей искусства, чьи имена сегодня вписаны навечно в летопись Отечества [1].

Как отмечает в своей книге член-корреспондент АН СССР В.А. Куманев: «В целом же плодотворное развитие художественного и научного процесса в СССР не могли истребить, остановить ни имперская политика в духовной жизни, ни оголтелое шельмование и глумление над деятелями науки, литературы и искусства… Свою нелегкую и подчас трагическую до боли участь наша интеллигенция в самой полной мере разделила со своим народом. И подчеркнем: она не только страдала, но и радовалась, созидала, творила, побеждала. Тоже вместе с народом» [2].

Историографический обзор литературы по истории казахской книги показывает, что специальных исследований, посвященных роли национальной интеллигенции в становлении книгоиздательского дела нет. Недостаточная разработанность темы, подтверждает ее необходимость и актуальность. Предлагаемая работа должна восполнить пробел в истории отечестенной книжной культуры [3].

3 ноября 1920 года Президиум КазЦИК под председательством С. Мендешева утвердил Положение о государственном издательстве – Киргосиздате. Так, впервые в республике была создана государственная издательская организация.

Проблемы школьного образования были одним из центральных в политике  правительстве республики. На повестке дня стояли такие вопросы, как удовлетворение запросов населения в начальном обучении; обеспечение вновь открываемых школ кадрами специалистов, финансовыми средствами, учебно-методической литературой.

Для подготовки учебной литературы на казахском языке  2 декабря 1920 года была создана редакционная коллегия в составе А. Байтурсынова, А. Букейханова, С. Садвакасова, Х. Болганбаева, Ж. Аймауытова [4].

Все эти и другие документы представляют огромный научный и практический интерес. Они позволяют на конкретном фактическом материале проследить картину становления книгоиздательского дела в республике и участие в нем представителей национальной интеллигенции.

Историк исследователь В.С. Познанский в своей статье «Из истории привлечения национальной интеллигенции к советскому строительству» отмечает — «О том, как пришлось добиваться снабжения школьников и учащихся в школах, взрослых учебниками, кто из казахской интеллигенции внес в это дело значительный вклад – этот вопрос изучен слабо» [5].

Далее в той же статье  он пишет – «Успехи в области народного образования и главный из них – в ликвидации почти сплошной неграмотности казахского населения были достигнуты благодаря активной , зачастую альтруистической деятельности большей части национальной интеллигенции» [6].

… Знакомство с документами из числа тех, которые  до недавнего времени находились «за семью печатями», как нельзя лучше позволяет убедиться в том, что не вредительством, протаскиванием враждебной идеологии, а полезным делом, заботой о просвещении родного народа занимались те, кого потом постарались объявить неисправимыми буржуазными националистами [7].

Выдающийся государственный и общественный деятель, один из основоположников казахской советской литературы Сакен Сейфуллин, активно содействовал развитию книгоиздания республики.  Он проводил энергичную, целенаправленную работу в области народного образования, печати, выпуска учебной и другой литературы.

В своем обращении к правительству РСФСР от 9 октября 1923 г. председатель СНК КАССР С. Сейфуллин и другие деятели писали о необходимости развития печати и издательского дела в республике: «Киргизии нужна  иллюстрированная художественная литература на родном языке. Киргизскому ребенку нужен букварь, учебник, отражающий рисунками его быт в новой коммунистической обстановке. Ему нужна художественно- иллюстрированная новая сказка, детский журнал и проч., и если этого не было до сей поры, надо  создать и создать не где-нибудь подальше от потребительской массы, а здесь, на месте, в городе Оренбурге» [8].

Весомый вклад в развитие книгоиздательского дела в стране внес видный государственный и общественный деятель, первый казахский профессиональный дипломат Н. Торекулов, который являлся руководителем Центриздата в Москве (в 1921-1929 гг.)

Актуальные вопросы школьного образования нашли отражение в его докладе «Национальный вопрос и школа», с которым он выступил на I-ом Всесоюзном съезде учителей в 1925 году.

В резолюции съезда, принятому по докладу Н. Торекулова подчеркивалось:

— «… Обратить самое серьёзное внимание на усиление издательской работы в центре и на местах и принять все меры к более полному снабжению национальной школы учебниками, книгами, учебными пособиями, специальными изданиями для руководства учителей, используя и поощряя наряду с государственными, инициативу и деятельность всякого рода национальных кооперативных издательств и организаций» [9].

На юбилейном заседании, посвященном 5-летию Центриздата в июне 1928 года, Н. Торекулов отмечал: «… Центриздат положил начало приобщению многомиллионных масс различных национальностей Союза к советской культуре, и за короткий срок своего существования создал базу для книжной продукции, которую совершенно не знают другие страны. За пять лет им выпущены 59959713 оттисков учебной, научно-популярной, общественно-политической, художественной, сельскохозяйственной и др. литературы на языках свыше 50 национальности» [10].

Учитывая большую нехватку учебной литературы в школах республики, Центриздат оказал эффективную помощь в этом важном деле. Только в 1922/23 учебном году в Москве было издано 14 названий казахских учебников, в том числе «Грамматика», «Физика», «Алгебра», «Педагогика», «Школьная гигиена», написанные казахскими авторами. Следует отметить, что до сих пор одной из малоисследованных проблем книгоиздания 20-х годов является деятельность Н. Торекулова, как одного из организаторов книгоиздательского дела в стране.

Вопросы издания книг стояли также в центре внимания и Общества изучения Казахстана, которым руководил У. Жандосов с 1927 по 1931 гг. «Прежде всего, должен быть поставлен вопрос об издательстве краеведческой литературы», – считал У. Жандосов.

Ураз Кикымович ставил также вопросы о сборе письменного наследия: «Казахстан еще не получил всего того, что должно было перейти к нему из книгохранилищ и архивов Оренбурга, Ташкента, Омска и др. Наконец, не собрано все то, что было растаскано в годы гражданской войны из местных библиотек, архивов и музеев.»5

Значительное место в книжном репертуаре Казгосиздата занимали труды казахской интеллигенции. Издательство в основном занималось выпуском школьных учебников и методических пособий, изредка – выпуском художественной литературы, затем – общественно-политической и сельскохозяйственной литературы. В начале 20-х годов появились учебные пособия казахских авторов: «Тіл құралы» А. Байтурсынова, «Педагогика» М. Жумабаева, «Есеп құралы», «Қирағат кітабы» М. Дулатова, «Физика»  Е. Омарова, «Орысқа қазақ тілін үйреткіш» Т. Шонанова, «Гигиена» Ж. Тлеуова и др.

В эти же годы вышли в свет «Жастар үшін жаңа жол», «Қызыл сұңқарлар», пьеса «Бақыт жолы», сборник стихов «Қызыл ат» С. Сейфуллина, пьеса «Еңлік-Кебек», рассказ «Қорғансыздың күні» М. Ауезова. В то время они являлись первенцами казахской художественной литературы.

В развитие книгоиздания в довоенные годы заметный вклад внесли также Б. Майлин,  М. Жумабаев, Ж. Сыздыков и другие писатели, журналисты, ученые, работники издательств.

Становление книжного дела в Казахской ССР, как и во всех советских республиках после 1917 г., происходило в труднейших условиях, в противоречивой общественно-политической обстановке, для которой, с одной стороны, были характерны героический, самоотверженный труд народа, а с другой – авторитарно-бюрократическая система управления, нарушение демократических, гуманистических принципов.

Однако при всей сложности, противоречивости и трагичности отечественной истории книга как великое и ценнейшее, ничем незаменимое достижение цивилизации, как один из основных компонентов культуры, продолжала выполнять свое высокое предназначение – нести знания в широкие массы населения всех республик Советского Союза.

Особое внимание в статье уделяется освещению роли национальной интеллигенции в создании книгоиздательского дела. Это объясняется необходимостью раскрывать новую тему, вводить в общественное сознание ту часть национальной памяти, которая была под запретом.

«Алашская интеллигенция, как пишет академик М.К. Козыбаев по существу являвшаяся элитой нации, была неразрывно связана с традиционной культурой  казахского  общества, по праву была катализатором  духовного ренессанса» [11].

На протяжении многих десятилетий (с конца 30-х по 90-е годы XX в.) Советской властью и цензурой была запрещена пропаганда творческого наследия казахских писателей и общественных деятелей А. Байтурсынова,  М. Дулатова, М. Жумабаева, Ж. Аймауытова и др. носивших клеймо «врагов народа» [12]. Их труды изымались из обращения, были брошены в спецхранилища. Например, в Национальной библиотеке Республики Казахстан – произведения Ж. Аймауытова «Сылаң қыз» (1922), «Тәрбиеге жетекші» (1924), «Тау еліндегі оқиға», «Ел қорғаны», «Мансапқорлар» (1925), «Жан жүйесі мен өнер таңдау», «Қанапия мен Шарбану: Драма», «Қартқожа», «Психология», «Рабиға», «Шернияз» (1926), «Жаман тымақ», «Комплекспен оқыту жолдары», «Көк өгіз» (1929), «Жаңа ауыл» (1929, 1930); М. Жұмабаевтың «Педагогика» (1922, 1923), «Бастауыш мектепте ана тілі» (1923), «Ақ боз ат» (1925), «Сауатты бол» (1926, 1928-1930); произведения  А. Байтурсынова  «Ызың» (1912), «Оқу құралы» (1913, 1914, 1920-1923, 1925, 1927), «Тіл-Құрал» (1914, 1918, 1920, 1922-1928), «Қазақ тілі грамматикасы» (1922, 1924), «Қырық мысал» (1922), «Әдебиет танытқыш» (1926), «Әліппе үлкендер үшін», «Сауат ашқыш» (1926), «Әліп-би» (1924, 1926-1928) «Жаңа әліппе», (1927), «Тіл жұмсар» (1928, 1929); произведения М. Дулатова «Есеп құрал» (1914, 1921, 1922, 1925-1928), Х. Досмухамедова  «Шума қандай ауру» (1927) и т.д. Эти книги были возвращены из «Спецхрана» в фонд редких книг и рукописей в 1988-1990 года.

Жизнь отмерила им более 40 лет, но оставленное ими наследие живет. Все, что было уничтожено в те 20-30 годы, фактически вошло в золотой фонд казахской литературы и культуры. Они отдали много сил знаний творческой энергии для создания интеллектуального потенциала страны.

В 1989 г. по специальному постановлению правительства Казахстана эти фонды были открыты для читателей. Появилась возможность для изучения различных аспектов их многогранной деятельности, в том числе и в области книгоиздания.

В послесловии к книге Д. Бабиченко «Писатели и цензоры» главный редактор журнала «Вопросы литературы» Л.И. Лазарев отмечает – «И как только стали открываться бдительно охранявшиеся двери архивов – пусть еще со скрипом, пусть, к сожалению, пока не всех, — туда устремились те ученые, для которых высшая, нет, лучше сказать, единственная цель их штудий  – историческая правда, — правда без прикрас и умолчаний, как бы не была горька»[13].

Изучение роли казахской интеллигенции в становлении книгоиздательского дела рассматривается в контексте развития всего национального книгоиздания, культуры, образования. В этих целях используется:

— архивные

— архивные документальные материалы;

— библиографические указатели и пособия;

— сборники документов и материалов по вопросам культуры и  издательского дела;

— исследования по истории книгоиздательского дела.

       Одним из источников по истории книги 1920-1940 гг. являются документы Бюро ЦК КП (б) К за соответствующий период:

— протокол заседаний;

— стенограммы;

-материалы к протоколам, резолюции, информационные отчеты и другие.

        В комплекте документов встречаются постановления и решения, которые относятся к запрещению, так называемых «вредных книг»:

-приказы Главлита об изъятии враждебной литературы из библиотек, книготорговой сети и т.д.

Работа по исследованию, изучению и описанию редких книг, изданных 20-40 гг. XX века является своего рода возрождением, возвращением культурных ценностей. Именно эта эпоха дала яркие образцы казахской книжной культуры, которые представляют ее как уникальный социокультурный феномен. Это явление связано с именами видных представителей национальной интеллигенции А.Байтурсынова, А.Бокейханова, М.Дулатова, Н.Торекулова, С.Сейфуллина. Х.Досмухамедова, С.Садуакасова,  стоявших у истоков книгоиздательского дела страны.

Данные документы хранятся в национальном архиве Республики Казахстан.

Изучение состава книжных коллекций казахских деятелей 20-40 гг. прошлого столетия, хранящиеся в фондах музеев, библиотек и архивов, является одним из главных направлений данного исследования. Эти фонды нужно сделать доступными, открытыми для выявления их научного потенциала.

Деятельность казахской интеллигенции в области книгоиздательского дела, как и в других сферах общественной жизни определялась необходимостью служения развитию отечественной науки и культуры.

Литература:

1 Куманев В.А. 30-е годы в судьбах отечественной интеллигенции (Очерки). – Москва: Наука, 1991, — 296 с.

2  Куманев В.А. Там же, с.255

3  ЦГА РК ф. 5, оп. 1, ед. хр. 10, лл. 24-27; Рахимжанова С.Р. Возникновение и становление книгоиздательского дела в Казахстане (1918-1920 гг.) // Сборник аспирантских работ Ленинградского института  культуры. Изд. 2., 4-2., Л., 1973, с. 133-136.

4 ЦГА РК, ф. 929, оп. 1, ед. хр. 20, копия 11-12;  Мамажанов М. Дорогое наследие. Книга – сокровищница мудрости (каз. яз.) – Алматы, 1999. – 75 с.

5 Познанский В.С. Из истории привлечения национальной интеллигенции к советскому строительству. В кн.: История Казахстана: белые пятна. Сб. Ст. – Алма-Ата, Казахстан, 1991, с.162

6 Там же, с.168

7  Там же, с.164-165.

8 ЦГА РСФСР, Ф.259, оп. 86, ед.хр.  2570, лл. 8,8 об., 9,9 об.,  Сулейменов Р.Б. Интернациональная общность народов СССР и расцвет социалистической культуры Казахстана. В кн.: Плоды  Великого содружества – Алма-Ата, 1968, с. 198.

9 Резолюция I Всесоюзного учительского съезда по докладу тов. Н. Тюрякулова «Национальный вопрос и школа» — В кн.: Торекулов Н. Собр. соч. Т.2 – Алматы, 2007, с. 123.

10 Торекулов Н. 5-летие Центриздата – В кн.: Торекулов Н. Собр. соч. т.2. – Алматы, 2007, с. 62.

11 Козыбаев М.К. Историографика Казахстана (XVIII-начало XX веков) // Проблемы методологии, историографии и источниковедения истории Казахстана (избранные труды). – Алматы: Ғылым, 2006. С.119.

12 Абжанов Х. Формирование и судьбы казахской интеллигенции // Мысль. – 1995. №5. С. 83-87; Сулейменов Р.Б. Выступления участников юбилейной сессий общего собрания // АН КазССР Вестник АН. – 1989 №8. С. 34-38; См: Бес арыс қалай ақталды. В кн.: Елеукенов Ш. Тәуелсіз биігінен. – Алматы: «Аруа», 2007.

13. Бабиченко Л. Писатели и Цензоры. Сов. Лит. 1940 гг. Под политическим контролем ЦК. – Москва: Изд. Центр. «Россия молодая», 1994, – С. 153.

Бекишев Абдыгали Сейпишевич

Заведующий Музеем редких книг

РГП «Ғылым ордасы»