Наверное, многим химия со школьной скамьи запомнилась приключенческой. Таблица из чудесного сна Менделеева, феерический вулкан Беттгера и зарисовки колб со сложными формулами. И лишь талантливым людям удается познать ее настоящее превосходство. Один из них — известный казахстанский ученый Едил Ергожин. TengriMIX делится историей его жизни — о том, как в 50-е годы простого парня из села так увлекла наука о веществах, что в итоге Едила Ергожаевича пытались заполучить многие передовые страны.

Сильный как Волга

 7 ноября 1941 года в Москве проходил парад войск Красной Армии. Его участники сразу отправились на защиту столицы СССР от фашистских захватчиков. В ту суровую дату Великой Отечественной войны решалась судьба огромного государства и его жителей, в этот же день в небольшом казахском ауле Екпинди, ныне Ескельдинского района Алматинской области, родился Едил.
Едил рос в крестьянской семье, но был он из рода батыра Ескельди би  — сына Жылкельди би, который не раз выручал советами самого Абылай хана. Мать Ескельди би — Уланбике — была младшей дочерью Толе би Алибекулы, бия старшего жуза, общественного деятеля, оратора и поэта, которого почитали как одного из авторов свода законов «Жеті жарғы». Батыр Ескельди би боролся с джунгарскими завоевателями за независимость и благополучие казахского народа.
Имя мальчика связали с историей его народа. Еділ — так по-казахски называют реку Волга. Именно к этой широкой реке из степей направились предки Едила во время наступления джунгар. Родители хотели, чтобы их сын был таким же сильным и широкой души человеком.

Детство Едила, как всего того поколения, проходило в суровые военные годы. Семья Ергожиных тревожно ждала вестей с фронта, его старший брат Елеусиз (1923-1982 годы жизни) сразу после окончания школы с первых дней сражался на фронтах Великой Отечественной войны и дошел до Берлина. При штурме Берлина Елеусиз Ергожин получил тяжелое ранение в голову.

В пятилетнем возрасте Едил потерял отца и с теплотой вспоминал, как брат и мама, несмотря на все трудности, подарили ему самое счастливое детство. Уже тогда, будучи еще ребенком, он понимал, каково это, потерять близкого, и что значит защищать отчизну. И впоследствии семья и любовь к Родине стали для него большой ценностью.

Помощник чабана, мечтавший стать химиком

Едил проявлял интерес к химии еще с девятого класса. Как раз в те годы в СССР был популярен лозунг «Химию — в жизнь». Эту науку, как делится его ученица, коллега Баян Мухитдинова, провозгласили самой востребованной и приоритетной. «Конкурс на эту специальность в вузы был самый высокий. Поступали самые достойные, самые удачливые и целеустремленные», — отмечает она.

Едил поступал в институт на химфак, но с первого раза не получилось. Конкурс был огромный, на одно место 50 человек и ему не хватило одного балла для зачисления.

Но Едил не сдался. Он попросился помощником чабана, забрав с собой на отгон связку книг и учебников.

«Сидя на песке летом или гуляя по чистому снегу зимой, он ручкой от камчи неустанно чертит химические формулы, представляя, как из простых мономеров образуются сложные химические соединения», — рассказывает его ученик, коллега, доктор химических наук Тулеген Чалов.

Большое желание поступить на химический факультет и заниматься наукой сподвигло Едила к еще большему стремлению расширять кругозор. Напряженный труд и самостоятельная учеба не прошли даром — Едил, успешно сдав экзамены, в 1958 году начинает студенческую жизнь.

Молодой ученый, удивлявший профессоров 

Неиссякаемая энергия, трудолюбие студента и стремление заниматься наукой поразили декана химического факультета Батырбека Беремжанова. На третьем курсе профессор привел Едила в Институт химических наук, открыв ему дорогу в науку.

Впоследствии студент продолжал удивлять профессоров огромной тягой к знаниям и пытливым умом. И уже в 27 лет ему доверили возглавить крупную лабораторию.

«Рожденные 7 ноября, говорят звезды, интересуются всем, что существуют вокруг них, особенно если это касается их профессиональной области. Ими движет страсть исследователей, первооткрывателей, первопроходцев. Этому они посвящают всю свою энергию без остатка: идет ли речь о микрокосмосе или о макрокосмосе. И это в полной мере относится к Едилу Ергожаевичу», — вспоминает Баян Мухитдинова.

 

Молодой ученый смог произвести впечатление и на чиновников. Его качества организатора, лидера, не остались незамеченными со стороны оргкомитета XI Менделеевского съезда по общей и прикладной химии, который проходил в Алма-Ате в сентябре 1975 года. Он был назначен ответственным ученым секретарем съезда, и на его плечи легла львиная доля работы по проведению этого крупного мероприятия. На съезде присутствовали ученые с мировым именем: лауреат Нобелевской премии Николай Семенов, трижды Герой Социалистического Труда Яков Зельдович, академик АН СССР Василий Коршак. По отзывам участников, форум химиков прошел на высоком уровне во многом благодаря Едилу Ергожаевичу.

Находчивость ученого

Будучи пятикурсником, Едил выступал с научными докладами на Всесоюзной конференции по ионному обмену и на VI научной конференции студентов из республик Средней Азии и Казахстана во Фрунзе. Тогда его работа была удостоена диплома первой степени Министерства высшего и среднего специального образования СССР.

Случались и казусы, но находчивость и уверенность в себе всегда позволяли ему найти выход.

«Желание сотрудничать и говорить на языке международного общения — английском — появилось у Едила Ергожаевича еще в молодости. Он любил вспоминать поучительный случай 1968 года, когда выступал с научным докладом на международном симпозиуме по макромолекулярной химии, ионному обмену и мембранным технологиям в Братиславе. Будучи молодым исследователем, Ергожин вместе со своим научным руководителем Рафиковым подготовил доклад на немецком языке в Чехословакии. Но организаторы запретили выступать на русском и немецком языках. Умение настойчиво преодолевать трудности пришлось как нельзя кстати. Рафиков помог ему перевести текст на английский язык. Поскольку Ергожин в школе изучал немецкий, ему пришлось между строками казахским транскриптором написать неизвестные ему английские слова и успешно озвучить их на симпозиуме.  Участники даже не заподозрили, что докладчик не знает английский язык. Тайна открылась по окончании доклада, когда из зала посыпались вопросы. Но казахский ученый не растерялся, он озвучил подготовленную фразу, суть которой заключалась в том, что, английский язык пока он не знает, и попросил задавать вопросы научному руководителю, который поможет с переводом», — рассказывает доктор химических наук Айгуль Садырова.

После он выучил русский, немецкий и английские языки и лично читал свои научные доклады на 40 международных симпозиумах, прошедших в Германии, Турции, Чешской Республике, Франции, США и других странах.

Вклад Ергожина в теорию и практику химии высокомолекулярных соединений, ионного обмена и мембранных технологий получил широкое признание в СССР и за рубежом.

«Приглашали его к себе и американцы, и французы, и немцы. В 90-е годы его хотели забрать в научную лабораторию Бельгии, но решения он всегда принимал в пользу Казахстана, потому что был настоящим патриотом. Хотя в те годы было сложно в институте химии, но он не отчаивался, искал перспективы и заботился о сотрудниках», — отмечает Садырова.

Назидание Каныша Сатпаева 

В июне 1962 года лабораторию ионообменных смол Института химических наук посетил первый Президент АН КазССР, академик Каныш Сатпаев и ознакомился с результатами научно-исследовательских работ. Его сопровождал директор института Абикен Бектуров. Во время их разговора о развитии исследований ионообменных смол и мембран студент Ергожин ставил эксперимент по синтезу под тягой. Каныш Имантаевич постоянно поглядывал в его сторону. После завершения обсуждения Сатпаев подошел к нему, поздоровался, сказал:

«Смотрю, в мешке ячменя вы единственное зернышко пшеницы», — затем спросил имя и место учебы. Когда студент ответил, он, улыбаясь, сказал: «А, вы студент Баташа». Так ласково называли декана Батырбека Беремжанова.

Прощаясь, он пожелал студенту целеустремленно, упорно и настойчиво трудиться в науке и занять передовые позиции среди своих коллег. Эти слова великого ученого прозвучали как назидание, запали в душу молодого исследователя и достойно вели по тернистому пути науки.

В 1963 году Ергожин, с отличием окончив химфак, поступил в аспирантуру Института химических наук АН КазССР. Через три года он успешно защитил кандидатскую, а через восемь лет в возрасте 33 лет — докторскую диссертацию.

«Высочайшее чувство ответственности за судьбу науки не позволило ему замкнуться в стенах института и потребовало повседневной организационной работы в самых разных условиях. Едил Ергожаевич вернулся в родную альма-матер, сначала работал по совместительству профессором кафедры химии высокомолекулярных соединений, а в конце декабря 1979 года по конкурсу был избран заведующим этой кафедрой», — говорит его ученик Чалов.

Коллега вспоминает, как маленькую кафедру молодой руководитель превратил в крупную учебно-исследовательскую лабораторию «Полифункциональные полимерные реагенты».

Любимая альма-матер

В начале марта 1980 года декан химического факультета Батырбек Беремжанов, проработавший на этой должности в течение 27 лет, подал заявление о его освобождении с занимаемой должности. Ректор университета предложил Ергожину принять участие в конкурсе на замещение вакантной должности декана. Коллектив химического факультета был приятно удивлен тем фактом, что Едил Ергожин поставил предварительное условие: закрепить служебную машину «Волга» с водителем за заведующим кафедрой неорганической химии Батырбеком Ахметовичем, капитально отремонтировать для него кабинет и заменить там мебель. Предложение было принято. Бескорыстность и неустанная забота о коллегах всегда отличали его от других людей.

19 мая 1980 года по конкурсу на ученом совете химического факультета он единогласно избран деканом. На этой должности Едил Ергожаевич проработал до середины ноября 1983 года. После стал первым проректором, впоследствии ректором КазГУ имени Сергея Кирова и вице-министром образования и науки. Он успешно курировал весь учебный процесс, научно-исследовательские работы на факультетах и кафедрах, опытно-экспериментальном заводе, руководил строительством биомузея на биологическом факультете, контролировал ход строительства высотного здания ректората, библиотеки и эспланады, подземного перехода на улице Тимирязева, отвечал за озеленение и благоустройство КазГУграда.

А в 1986 году Секретариат ЦК КПСС утвердил Ергожина ректором университета. Он стал председателем ученого совета университета и совета ректоров вузов Алматы и Талдыкоргана. Его избрали депутатом и председателем постоянной комиссии по науке и технике Верховного Совета КазССР.

Ергожин возглавлял университет в очень непростое время. Но при этом достиг успехов в совершенствовании учебного процесса и учебно-методических разработок, научно-исследовательских работ, также обеспечил участие талантливых студентов в научных конференциях.

Будучи ректором, он построил четыре общежития, а в 1987 году был сдан в эксплуатацию спортивный комплекс со стадионом, что позволило решить проблемы жилья студентов и приобщить их к спорту.

Из кабинета Ергожина сотрудники всегда выходили улыбающиеся и вдохновленные, поскольку все вопросы он решал сразу, не откладывая в долгий ящик. А к молодым ученым он относился по-отечески, тепло, стараясь поддержать. Он всегда мог найти добрые слова для каждого. Как педагог, он учил не только профессиональным знаниям, от него ученики узнавали, как относиться к людям, как уметь держать удар, наконец, как жить.

«Пока выбирали академика, он спокойно играл в шахматы»

1988 год стал переломным для Института химических наук АН КазССР. В августе этого года тайным голосованием коллектива организации на конкурсной основе Едил Ергожаевич был избран его директором.

«Институт он принял в трудное время. Это были годы повсеместного спада экономики страны, периода распада Советского Союза и образования независимых государств. Особенно запомнился день избрания Едила Ергожаевича академиком АН КазССР, на это звание претендовал также член-корреспондент Абикен Бектуров. В этот солнечный день в 1989 году возле здания Академии наук толпились люди, стояло множество машин. Решалась дальнейшая судьба многих претендентов. Все были взволнованы, чувствовалось напряжение в душах будущих академиков. Но у нас было тихо, как всегда, деловая рабочая обстановка. Ни один мускул не дрогнул на лице нашего шефа, когда голосование пошло на второй круг. В обеденный перерыв он спокойно играл в шахматы и, как всегда, выигрывал. Это говорило о его колоссальной выдержке, самообладании и, возможно, уверенности в себе. Через какое-то время нам сообщили, что большинством голосов Едил Ергожаевич избран действительным членом АН КазССР, что открывало неограниченные возможности его созидательной натуре», — вспоминает химик Тулеген Чалов.

А с другой стороны, случай говорит о том, что ученый никогда не стремился к власти, должностям, последние доставались ему по праву, заслуженно.

В последующем, с 1988 по 2016 годы, Ергожин сумел приумножить научный и кадровый потенциал института.

«Едил Ергожаевич — человек, сделавший сам себя, живший и творивший, любивший и друживший со своим собственным убеждением независимо от конъюнктуры, условий и обстоятельств. Несмотря на то что он был широко известным ученым, его нельзя было назвать публичным человеком. Неслучайно говорится, что личность рождают только личности. Свое мнение говорил прямо, открыто, без ненужной дипломатии. Он не выносил неправды, несправедливости», — вспоминает коллега Ергожина из Академии наук Надежда Ниретина.

Ученый, изобретатель, новатор 

Большая научная эрудиция академика НАН РК Ергожина, широкий диапазон научных интересов позволили ему реализовать творческие замыслы, провести исследования, занимающие передовые позиции в мировой химической науке.

Ергожин в своей области научной деятельности был создателем мембранных технологий, которые нашли широкое применение в районах проблемного водоснабжения. Опреснительные установки, основанные на открытии Ергожина, используются в Казахстане, в Южной Корее, Бразилии и других странах.

Едил, как основатель химии ионного обмена и мембранной технологии в Казахстане, развил новое научное направление по синтезу селективных сорбентов на основе краун-соединений и разработал оригинальные методы получения и регулирования проницаемости и селективности ионообменников. Создал и внедрил в серийное производство новые электродиализные опреснительные установки и концентраторы.

Большинство разработок Института химии, реализованных Ергожиным, находятся на стыке различных отраслей экономики, например, в лаборатории химии нефти и нефтехимического синтеза разработана передовая технология получения никотиновой кислоты — витамина, участвующего во многих окислительных реакциях живых клеток. Она базируется на реакции окислительного аммонолиза, открытой ранее в АО «Институт химии наук имени А.Б. Бектурова» и получившей мировое признание. Для этого процесса специально разработан эффективный катализатор, который запатентован в 37 странах мира, на него получен европатент. В 1993 году институт заключил лицензионное и патентное соглашение с крупнейшим в мире производителем никотинатов швейцарской фирмой Lonza, согласно которому правом собственности на технологию и катализатор обладает Институт химических наук имени А.Бектурова.

Ергожин участвует в разработке и реализации инновационных программ, ориентированных на дальнейшее индустриальное развитие Казахстана. Так, в отделе неорганической химии института в лаборатории неорганического синтеза и материалов разработана технология получения нового класса биологически активных веществ на основе 13 оригинальных действующих веществ (семейство МЭРС): стимуляторов роста и развития растений, протравителей семян хлопчатника, которые повышают почвенное плодородие и КПД минеральных удобрений, снижают негативное влияние пестицидов на гумус и микроорганизмы почвы. В результате реализации этой научной разработки на рынке протравителей семян при одинаковой биологической эффективности препараты из семейства МЭРС стоят в 2-2,5 раза дешевле импортных химикатов.

В лаборатории химии удобрений и солей проводятся кардинально новые исследования в области химии и технологии сбалансированных удобрений, гуминовых стимуляторов роста растений, цианидных комплексных соединений, неорганических ингибиторов коррозии и сорбентов, переработки отходов фосфорного производства, которые в крупных масштабах внедряются в народное хозяйство с высокими экономическими эффектами.

В лаборатории химии физиологически активных соединений развиваются научные направления по химии пестицидов, регуляторов роста растений и химии флотореагентов. При этом с помощью препаратов нового поколения, созданных в институте, индуцируются росткорректирующие эффекты растений, что приводит к заметному увеличению урожайности и интенсификации сельского хозяйства.

В лаборатории химических синтетических и природных лекарственных веществ проводятся фундаментальные разработки по синтезу новых классов органических соединений с потенциальной биологической активностью и решаются проблемы поиска и создания инновационных лекарственных препаратов. К примеру, учитывая высокую заболеваемость и смертность от туберкулеза, в лаборатории в течение 20 лет проводится систематическая разработка новых противотуберкулезных лекарственных препаратов, высокоактивных, более безопасных и экономических доступных. Деятельность лабораторий всегда находилась в поле зрения и поддержки Едила Ергожина.

По сей день изобретения ученого используются на нефтеперерабатывающих заводах республики — Павлодарском, Атырауском, Шымкентском НПЗ, в частности, по обеспечению оборотного водоснабжения этих предприятий. Также институтом проводились работы по извлечению редкоземельных металлов из маточников сорбции урана из сернокислых растворов подземного выщелачивания.

Вклад академика НАН РК Едила Ергожина в фундаментальную и прикладную науку в области химии высокомолекулярных соединений, химии ионного обмена и мембранной технологии получил всемирное признание научной общественности.

Он награжден медалью имени академика С.И.Вавилова (1991), избран академиком Нью-Йоркской академии наук США (1994), Золотой медалью и дипломом VIII Международного фестиваля науки аль-Хорезми (Тегеран, 1995), удостоен Золотой медали Ассоциации содействия промышленности (Франция, 2002), Золотой медали «За вклад в науку и научное партнерство» Российской академии госслужбы при Президенте Российской Федерации (2003), удостоен Почетного звания Маршала науки Франции, медали Наполеона Ассоциации содействия промышленности (Франция, 2003).

За активное участие в реализации Российско-Казахстанской программмы «Оценка влияния запусков ракетоносителей с космодрома «Байконур» на окружающую среду» Федерацией космонавтики России Едил Ергожаевич награжден медалью им.С.П.Королева (2006). Решением Сократовского комитета Оксфордского саммита ученых (Великобритания) академик также награжден Международной премией в области научных исследований с присуждением почетного титула «The Name in Science — Имя в науке» (Великобритания, Оксфорд, 10-13 декабря 2011 г.), его имя внесено во Всемирный реестр выдающихся ученых мира и вручена медаль славы «За вклад в мировую науку». Он награжден медалью «М.В.Ломоносов. За заслуги. 300 лет со дня рождения» (2012), Золотой медалью Евразийского патентного ведомства имени В.И.Блинникова «За вклад в изобретательское и патентное дело» (2013).

Ергожин подготовил 13 докторов, 95 кандидатов химических наук и 4 доктора философии (PhD). Он является автором 29 фундаментальных монографий, 7 учебников, более 1400 научных статей, из них более 550 — международные, получил 340 авторских свидетельств СССР, предпатентов, патентов, инновацион-ных патентов Республики Казахстан и зарубежных стран.

Едил Ергожин является крупным ученым, талантливым педагогом, внесшим неоценимый вклад в развитие отечественной науки, основателем всемирно известной казахстанской научной школы в области химии ионного обмена и мембранной технологии, известным организатором науки и высшего образования в Казахстане.

Супруг, отец, дедушка

Ергожин был не только великолепным ученым, но и прекрасным семьянином. С супругой Зеннат он познакомился в 1963 году. Она также училась в КазГУ, но на экономиста. Тогда экономический факультет организовал молодежный вечер.

«В то время вечера проводились с обязательным концертом, представлением студентов и завершались танцами. Популярны были у той молодежи танго, твист и вальс. На это мероприятие мама пришла со своей двоюродной сестрой Валей Халиковой, которая училась на химическом факультете. Были также приглашены студенты химического факультета, среди них был Едил, который очень любил потанцевать. Тогда сестра Валя предложила маме познакомиться с прекрасным человеком, отличником учебы, балагуром, душой компании — Едилом. «Зеннат, он классный парень! Не пожалеешь». Папа влюбился с первого взгляда в красавицу Зеннат и целый вечер танцевал только с ней. Так началась любовь всей их жизни. Папа был внимательным, чутким и заботливым мужчиной. С ним было всегда весело и забавно», — рассказывают дочери Даметкен и Гаухар.

По словам дочерей, регулярно мужчина организовывал для возлюбленной походы в театры, кино, выставки, поездки на природу.

«Мама жила в то время у брата нашей апа, казахского писателя Зеина Шашкина, он был первым человеком из семьи мамы, кто познакомился с папой. Зеин-ата сразу полюбил молодого студента-химика: «Зеннат, это одаренный молодой человек, у него большое будущее!» Зеин-ата благословил их союз. В феврале 1964-го они поженились. Время было нелегкое. Мама работала в НИИ, папа — аспирант. Так началась их трудовая и семейная жизнь.  Поначалу жили в арендованной квартире. В одной комнате умещалась вся семья. Также родители были очень гостеприимны. Но мы никогда не задумывались о тесноте, относились ко всему с юмором. Папа был очень внимательным и заботливым. Как-то мама защищала диссертацию в Москве, он в Алматы оставался с нами, младшему Даулету было всего два годика. Он успевал со всеми делами, и мама полностью ему доверяла. Когда папа ездил в командировки в другие страны, всегда привозил со вкусом и любовью выбранные подарки и сувениры «, — делится Даметкен.

В семье Зеннат и Едила трое дочерей Саулеш, Даметкен, Гаухар и сын Даулет,  а также 10 внуков и двое правнуков. Дети отмечают, что ему были присущи скромность, юмор, он никогда не жаловался, всегда стойко переносил все невзгоды и спешил другим на помощь.

Как рассказывают дочери Даметкен, Гаухар и сын Даулет, Едил Ергожаевич — неординарная личность, пытливый ум, стремление к знаниям и самосовершенствованию были с ним до последнего вздоха: «Он сделал себя сам — упорным трудом и стремлением к знаниям. Любящий, ласковый, внимательный мужчина, отец, супруг. Был добр ко всем, с кем ему довелось встретиться в своей жизни. По мере своих возможностей помогал всем. Воспитывал нас: «Делайте добро. Помогайте. Все то доброе, что «засеете» в жизни, вернется вам». Обладал феноменальной памятью, был трудолюбив, честен и, немаловажно отметить, при всех его научных регалиях — скромен. Посвящал свое свободное время саморазвитию. Всегда с книгой. Таким мы его всегда вспоминаем. Любил изучать иностранные языки. Всегда повторял: «Мозг должен работать. Никогда не поздно изучить что-то новое, неизвестное». Вспоминаю, как в свои 60 лет выучил английский словарь синонимов. В совершенстве знал казахский, немецкий, русский, английский языки».

Как вспоминает сын Едила Ергожаевича Даулет, отец был музыкален, любил классическую, народную музыку и песни. Среди них — «Асыл әжем» (Н. Тлендиев — К. Мырзалиев), «Көзімнің қарасы…» (Абай Кунанбаев), «Куә бол» (слова написаны великим казахским поэтом Туманбаем Молдагалиевым, музыка — известным композитором и дирижером Нургисой Тлендиевым), «Карагым ай» «Нурлан Онербаев), «Жалайыр бабам» (слова Сайлаубая Тойлыбаева, музыка Агайши Исагуловой). Едил Ергожаевич был музыкально одаренным с прекрасным слухом и голосом. Его часто просили спеть, когда где-то собирались по хорошим поводам.

Он любил литературу и поэзию — у него была большая домашняя библиотека. Часто декламировал стихи казахских и русских поэтов. Вообще, в жизни Едила Ергожаевича книга занимала очень важное место, она была рядом с ним с раннего детства. Любимой настольной книгой был сборник стихов Мукагали Макатаева. Круг его читательских интересов достаточно широк. В первую очередь, это казахская литература, в том числе произведения великих казахских просветителей Шокана Уалиханова, Ибрая Алтынсарина и Абая Кунанбаева. Еще он с удовольствием читал произведения русских классиков — Александра Пушкина, Федора Достоевского, Алексея Толстого, Антона Чехова. Ему очень нравилась зарубежная литература, например, романы «В поисках утраченного времени» Марселя Пруста, «Сто лет одиночества» колумбийского писателя Габриэля Гарсиа Маркеса.

Его огромного сердца хватало всем: родным, близким, друзьям. У него было много друзей по всему миру. Люди любили его за чистый ум и благородную душу.

«Мы благодарны родителям за то, что они в нас вложили. Но очень часто понимание важности и ценности этого вклада приходит не сразу, а по прошествии некоторого времени.

Именно моему папе Ергожину Едилу Ергожаевичу, я дочь его, Гаухар, благодарна за мое развитие и воспитание. Я не боюсь высоких слов. Он их заслужил. Он научил меня радоваться восходящему солнышку, прозрачной бурной речушке, где плещется рыбка, первому листопаду и первому снегу. Он учил меня ненавязчиво, собственным отношением к миру. Он улыбался, глядя на мир, а я понимала и повторяла эту улыбку.

Папа научил ценить каждое мгновение, проведенное с близкими и родными. Он всегда был той осью, вокруг которой вращалась жизнь нашей семьи. Он мягкий человек. Но за внешней мягкостью я всегда чувствовала несгибаемую силу воли и сильный характер.

В памяти надолго остался случай, когда мне было четыре года, и соседка Таня, ей тогда было семь лет, предложила поехать в парк имени Горького прогуляться. Я не знала, что это далеко от дома, и согласилась. Оказывается, в этот день должна была состояться защита докторской диссертации отца. Так папа отложил защиту на время и пошел меня искать. После нескольких часов безуспешных поисков я, довольная прогулкой, вернулась домой. Будучи маленьким ребенком, я не понимала, почему папа меня строго отчитал, ведь я вернулась. Повзрослев, я поняла, как важна была докторская диссертация для папы, но он обратил внимание, что долго нет меня, и пошел искать, перенеся защиту докторской диссертации. Это говорит о том, как дорога ему семья и каждый член семьи. И семья для папы была на первом месте. Для чего я вам это рассказываю, спросите вы. А для того, чтобы сказать, папа еще научил меня любить своих детей.

Отец был патриотом своей страны. Ему предлагали работу и блага в разных странах, в том числе в США, во Франции, но он всегда говорил, что любит свою землю, не может оставить ее и служить будет народу Казахстана. Для меня папа всегда был и будет самым замечательным мужчиной на всей Земле».

Едил Ергожаевич скончался в начале июля на 78-м году жизни. Но его бесценные труды и воспоминания о нем как о человеке с большим сердцем останутся в истории науки и нашей памяти.

https://mix.tn.kz/mixnews/osnovatel-himii-ionnogo-obmena-jizni-edila-ergojina-kotorogo-410395/